Главная » Импрессионисты перед публикой и критикой » Положительные оценки выставки импрессионистов в 1880 году

Положительные оценки выставки импрессионистов в 1880 году

При чтении критических статей того года можно было по-прежнему наблюдать колебания среди некоторых защитников импрессионистов. Изменение отношения к ним Золя заставило критиков задуматься. Так, тон Армана Сильвестра, посвятившего выставке две статьи в «La Vie moderne», и Бюрти, сообщившего о ней в «La RepubliquS Frangaise», был сдержанным, осторожным. Две радикальные газеты — «Le Voltaire» и недавно основанная Клемансо «La Justice» — выражали тем не менее безраздельное одобрение импрессионистам.

Б. Моризо. Молодая женщина в бальном платье. 1880г.

Б. Моризо. Молодая женщина в бальном платье. 1880г.

Положительная оценка «La Justice» и ошибка Эфрусси.

Пример типичной для Рейтерсверда модернизации в терминологии. Ревалд называет этот портрет просто «странным».
В первой газете выступал их новый друг Гюстав Гетши, подчеркивавший значение их новаторства. Он, например, утверждал, что они играли такую же революционизирующую роль в живописи, какую сыграл Золя в художественной литературе. Клемансо отправил на выставку своего штатного художественного критика Артура дю Клюсо д’Эшерака, более известного под псевдонимом «Ж. Даржанти», со строгим предписанием высказаться одобрительно. Тем самым государственный деятель протягивал руку своему давнему другу Моне и его товарищам.

И д’Эшерак, питавший маниакальное отвращение к импрессионистам, довольно точно последовал указаниям своего шефа: «В пятый раз мы имеем удовольствие выразить наше восхищение этими стоическими искателями нового и их весьма интересными и своеобразными работами. Без хвастовства и шумихи, убежденные в своей правоте, они настойчиво преследуют свою цель; и вот наконец добились признания и достойной оценки. Их объединяет общая идея, общее стремление освободиться от официального контроля. Они равнодушны к наградам и почестям, признают только одного судью — публику. Их гордая позиция достойна похвал и одобрения. Да их нетрудно хвалить: среди выставленных полотен, которые все (даже менее удачные) глубоко индивидуальны, можно видеть ряд шедевров интуитивной живописи».

Всемогущий Эфрусси прошелся по выставке ради своей «La Gazette des beaux-arts». Рядом шел Жюль Лафорг, которого он в то время опекал как своего духовного сына. Он обратил молодого поэта-символиста в свою веру — в импрессионизм и понемногу пробудил в нем глубокий интерес к этому течению. В беседах об искусстве и литературе они часто затрагивали новое течение, пытаясь вместе определить его своеобразие и будущие возможности. Эфрусси оказывал на своего ученика влияние и в более широком смысле.

Он прививал ему свое позитивистское понимание искусства и указывал на далеко ведущие возможности, открываемые этим эволюционистским течением для новой живописи. В голове Лафорга рождались и возвышенные и нелепые мысли об искусстве, которые он вскоре изложил в своем известном «эстетически-физиологическом объяснении импрессионизма». Эфрусси видел в выставке доказательство того, что импрессионизм с позитивистской точки зрения не достиг совершенства.

Но даже если его представители еще не отвечали ожиданиям Эфрусси, ему импонировало то, что он считал их рабочей программой:

  • создавать картину не в ателье, а непосредственно на месте близ сюжета, освободиться от всех традиций, углубиться в природу и раскрывать ее серьезно, смело, не обращая внимания на официальную точку зрения;
  • с глубокой тщательностью передавать впечатления, ощущения, какими бы бесформенными и необычными они ни казались;
  • изображать движение и поведение живых существ в беглом и постоянно изменяющемся освещении и воздухе, сознательно отказываться от локальных цветов во имя насыщенной составные части сливаются и дают начало, даже при посредстве диссонансов, мощному единству.

В конечном результате при рассмотрении картины с определенного расстояния сразу создается впечатление, что фигуры и фон образуют одно нераздельное целое». Весьма знаменательно, что Эфрусси видел причину того, что импрессионизм не мог осуществить эту программу и достигнуть указанных эффектов слияния и силы света в том, что у этого течения не хватало знания новых научных опытов. «Оно не выучило урока оптического катехизиса». Он считал, что Моризо и Писсарро работают без метода, «ненаучно».

Опубликовано в рубрике: Импрессионисты перед публикой и критикой

«« Предыдущая статья: 

»» Следующая статья: 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *