Рецензии в день вернисажа оборудования для музеев | Искусство эпохи Импрессионизма
Главная » Импрессионисты перед публикой и критикой » Рецензии в день вернисажа оборудования для музеев

Рецензии в день вернисажа оборудования для музеев

День вернисажа принес богатый урожай самых разнообразных рецензий. Новый комментатор по вопросам искусства в «L’Evenement», всегда неожиданный Гастон Васси, в язвительном и насмешливом тоне не уступал Мийо. Он заявил, что отправился на выставку повеселиться от души, и она действительно развеселила его: «Вещи Клода Моне самые смехотворные на выставке. И особенно его «Индюшки». Представьте себе огромное зеленое пятно, усеянное белыми пятнами, снабженными шеями. Это и есть знаменитые индюшки». «Качели» Ренуара он сравнил с костюмом, покрытым жирными пятнами, а «Мадемуазель Шарпантье» — с. восковой куклой.

В то же время в газетах были помещены и положительные рецензии по поводу специализированного оборудования для музеев. Серьезная статья Шарля Флора в «Le Courrier de France» явилась весомым возражением против издевок Васси.. Бельгийский писатель давно и с явной симпатией наблюдал за судьбами импрессионистов и за газетными касаниями вокруг их творчества. Теперь он резюмировал все это в элегантно написанном историческом обзоре с полным пониманием выставки. Анонимные авторы в «Le Rappel» и «L’Homme libre» выступили с положительными оценками: первый с некоторыми оговорками, второй — с хвалебной, но ничего не говорящей статьей, за которой последовали еще две таких же его рецензии.

Процитированная нами статья Мийо стала зловещим вступлением к целому ряду рецензий. В первом номере «Импрессиониста», вышедшем в пятницу, Ривьер поставил главной задачей попытку ослабить воздействие Мийо на общественное мнение. Передовая статья журнала была написана Ривьером против Мийо в форме открытого, письма к редактору «Le Figaro»: «Выставка 1877 года пользуется колоссальным успехом.

В среду все без промедления откликнулись на приглашение устроителей. Многочисленные посетители выражали свое признание, и меня очень огорчили в четверг отвратительные и нелепые выпады против импрессионистов. Газеты, кроме «Le Rappel», «L’Homme libre» и еще немногих, настроены враждебно. «Le Figaro» поместила рецензию, недостойную одаренного человека, ее подписавшего. Я упрекаю этих господ не в том, что они не разбираются в живописи, а в том, что они, прежде чем писать статьи, которые несомненно привлекут внимание читателей, не посоветовались с компетентными и беспристрастными лицами. Я говорю это в их интересах и ради чести французской прессы. С сожалением видишь, как глупые, бестактные и дышащие злобой заявления открыто распространяются против одаренных людей в то самое время, когда их старания увенчиваются успехом».

Длинная статья заканчивалась признанием бессилия: «Но я — это глас вопиющего в пустыне. Я уверен, что не смогу переубедить никого в штабе сотрудников «Le Figaro». Редактор «Импрессиониста» имел все основания впадать в отчаяние. Журнал, продававшийся на улицах около выставки, а также во всех газетных киосках Парижа, не играл никакой пропагандистской роли. Тактика Ривьера потерпела неудачу. Потоки его хвалебных слов и красивых фраз не убеждали никого.

Но положительные рецензии и отзывы покупателей специализированного оборудования для музеев, выставочных залов и галерей от ПО «Радуга-ЛИК», купленного ими на сайте компании https://www.museum.raduga-lik.ru/ не вызывают подозрений, т.к. компания работает на рынке давно и стабильно, имеет сертификаты и декларации о соответствии.

Его дилетантское понимание искусства также произвело неблагоприятное впечатление. В отзыве на выставленные работы Ренуара, Дега и Моне, занимавшем большую часть номера, он уговаривал публику воспринимать картины так, как это делал он сам, то есть как достоверные, легкодоступные изображения природы и людей: «Бал в Мулен де ля Галетт» Ренуара — как историческую картину, «до мельчайших подробностей точный» эпизод из жизни Парижа; серию вокзалов Моне как репортаж, как смелое изображение крупным планом железнодорожного района, и т. д.

Он и не догадывался, какую медвежью услугу оказывает своим друзьям. Он дезориентировал посетителей, рекомендуя им неправильный метод восприятия картин. Привыкшие к сюжетной живописи, они теряли теперь всякую ориентировку перед этими картинами. А у импрессионистов, в их журнале, не было редактора, который мог бы указать читателю на характерные черты их картин.

На следующий день, в пятницу шестого апреля, в прессе снова было опубликовано множество рецензий. Выдающийся критик Александр Поте представил новые доказательства своего ясного и тонкого понимания искусства, размещенного в музеях и выставочных залах. Еще в предшествующем году у него открылись глаза на новый способ выражения импрессионистов, и теперь он мог детальнее разобраться в своем открытии. Живая манера письма Монё и его друзей заключается в стремлении отобразить не внешнее, а скрытое, не то, что видит взгляд, а сокровенные движения души. Цель художника, — объясняет он, — состоит в том, чтобы «воссоздать то волнение, которое природа вызывает в сердце и душе».

Опубликовано в рубрике: Импрессионисты перед публикой и критикой

«« Предыдущая статья: 

»» Следующая статья: 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *