Шипорезный станок по дереву и поверхностная разносная критика импрессионизма | Искусство эпохи Импрессионизма
Главная » Импрессионисты перед публикой и критикой » Шипорезный станок по дереву и поверхностная разносная критика импрессионизма

Шипорезный станок по дереву и поверхностная разносная критика импрессионизма

Гастон Васси, этот остроумный и влиятельный литератор, связанный теперь с «LEvenement», всю силу своих нападок на импрессионистов сосредоточил на главном произведении Сислея: «Мсье Сислей хотел изобразить наводнение. Если бы мне сказали, что избранный им сюжет представляет собой праздничный стол на тридцать кувертов, я бы согласился и с этим. Эта картина неописуема! Архиненормальна!». А Луи Леруа: «Видишь смазанные, грязные наброски безумцев, нагромождение красок и то «упрощение» формы исполнения, которые являются последним криком моды в мире умалишенных.

Среди вещей, которые должны особенно приятно затронуть зрителя, я должен прежде всего назвать портреты и изображения обнаженных фигур мсье Ренуара. Его господин с зелеными и небесно-голубыми волосами заворожил меня. Его пятнистая, как ягуар, мужская фигура погрузила меня в мечтательный бред, граничащий с экстазом, который возрос еще больше при виде лилового, розового и лазурно-голубого пейзажа мсье Клода Моне.

Так же, как и в искусстве импрессионизма, в искусстве обработки дерева всегда первостепенную роль играет качество оборудования, на котором изготавливаются изделия из дерева, в том числе и для картин художников, поэтому шипорезный станок по дереву, с помощью которого можно получить качественную и точную шипованую кромку разных типов — это незаменимая вещь в производстве.

Мадам Берта Моризо показывает марину, выполненную по следующим правилам: чем дальше расположен предмет, тем сильнее должен он выделяться. В этом заключается принцип воздушной перспективы импрессионистов».
От противников исходила не только поверхностная разносная критика. Наоборот, мы находим и попытки глубокого проникновения в суть импрессионизма со стороны крупнейших представителей французской критики.

К несчастью, отсутствует статья Гюисманса о выставке, ее невозможно обнаружить. Этот замечательный художественный критик, обладавший, как никто после Бодлера и Торе-Бюрже, достаточным чувством меры и меткостью суждений, пришел на выставку из любопытства и интереса к «новомодной системе».

Предупрежденный коллегами, группировавшимися вокруг Золя, он был начеку. В более поздних произведениях этого автора мелькают некоторые отрывочные воспоминания о том, как импрессионисты привели его в смущение своей живописной техникой, например Ренуар в «Прогулке»: «Я вспоминаю большое полотно, виденное мною в 1876 году, представляющее мать с двумя дочерьми, причудливую картину, с красками, как казалось, стертыми тряпкой, где масло имитировало блеклые тона пастели». Гюисманс вспоминал также большое полотно Моне: «Его псевдояпонка, выставленная в 1876 году, представляла собой разряженную маскарадную фигуру в платье красного цвета, окруженную веерами. Красная, краска была так грубо нашлепана, что напоминала кирпичную кладку, вымазанную киноварью».

Опубликовано в рубрике: Импрессионисты перед публикой и критикой

«« Предыдущая статья: 

»» Следующая статья: 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *