Главная » Импрессионисты перед публикой и критикой » Ведущее место пейзажной живописи в импрессионизме

Ведущее место пейзажной живописи в импрессионизме

Лейтмотивы Вагнера, о которых мы писали в предыдущей статье, выполняли в основном функцию психологической выразительности, «среда» Золя была преимущественно социальной. (Психологическое и социальное в искусстве — это отличительные черты XIX века.) Однако оба художника шли к более широким обобщениям. Они стремились к изображению (выражению) комплекса природно-стихийного и человеческого — они пытались рассматривать частное в свете общего, подобно тому как это делалось в современной им науке.

У импрессионистов «среда» имеет несколько иное значение, чем у Золя. У писателя акцент ставится в первую очередь на социальном, у импрессионистов — на «природе», так как они были прежде всего пейзажистами.

Много говорилось об «ограниченности» импрессионизма, о его «равнодушии» к социальным проблемам, об «односторонности». При этом имели в виду прежде всего не Э. Мане с его стремлением к расширению рамок современной тематики, не Ренуара, утверждавшего в своей живописи эстетические идеалы простых сословий, и тем более не Дега, социальный и даже социально-критический аспект творчества которого общеизвестен, а именно пейзажистов. Бремя «грехов» импрессионизма muradeli.ru ложилось прежде всего на их плечи. Их сравнивали с Делакруа и Курбе, в то время как по роду их деятельности их скорее следовало сравнивать с Юэ и барбизонцами.

Пейзажная живопись в импрессионизме

Пейзажная живопись в импрессионизме

Именно в таком ряду прогрессивные и демократические традиции их искусства представляются несомненными. (Еще Вентури утверждал, что, «выбирая простые мотивы», импрессионизм «по-своему способствовал признанию человеческого достоинства обездоленных классов».) Однако сам факт сравнения (вне зависимости от его результатов) говорит о том, что в рассматриваемый период именно пейзажная живопись занимает ведущее место. На такой высоте пейзаж во Франции не стоял со времен Пуссена. Европейское искусство, начиная с Возрождения, было антропоцентрично. Естественно, пейзаж находился на периферии, там, где собственно «человеческое» кончалось и начиналось «природное», простирающееся так далеко во Вселенную, как того требовали воззрения эпохи.

Искусство живописи Пуссена во Франции

Порою же «антропоцентрическое» и «космическое» совпадало, человек оказывался в центре и в тесном контакте с мирозданием (как в картинах Альтдорфера или Брейгеля). Во французском искусстве таким художником был Пуссен, чьи высшие достижения лежали в сфере именно пейзажной живописи. Ландшафты Пуссена всеохватывающе эпичны, это мир, взятый в его цельности, в его глобальности. В них сплавляется в единое целое лирическое и героическое, человеческое и философское, посюстороннее и трансцендентальное.

Искусство во Франции после Пуссена никогда не достигало та кой глубины и разносторонности. Крупнейшие художники, утверждая какую-либо сторону «человеческого», рассматривали его вне очевидной связи со «вселенной». Ватто раскрывал мир душевных переживаний, Давид взывал к гражданским добродетелям, Курбе утверждал материальную «экзистенцию». Импрессионисты же (на совершенно, разумеется, иной, объективно- познавательной основе) восстанавливают связь с целым, преодолевая позитивистскую ограниченность эпохи. Конечно, никто из них не был Пуссеном.

Они были для этого слишком непосредственны, спонтанны, импульсивны. Откровенно говоря, не масштабны. Пуссеновской философской широтой мировосприятия никто из них не обладал. Но недаром именно Пуссен, как образец, вставал позже перед Сезанном, чье творчество стало краеугольным камнем новой живописи и который, стремясь к «вечному» искусству, в значительной степени шел от импрессионизма.

Опубликовано в рубрике: Импрессионисты перед публикой и критикой

«« Предыдущая статья: 

»» Следующая статья: 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *